Экс-главный тренер ФК «Уфа» Сергей Томаров дал большое, развернутое интервью пресс-службе клуба в котором рассказал о нюансах своей работы на посту главного тренера, о трансферной компании, матчах Лиги Европы, социальных сетях, любви к шахматам и многом другом.

 

НИ В ОДНОЙ ИЗ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ МЕНЯ НЕТ

– Не скучаете по всему тому, что происходило с вами в «Уфе»?

– Наверное, мне нужна была эмоциональная перезагрузка. У меня стало сейчас меньше футбола во всех отношениях – нет тренировочного процесса, стал смотреть и анализировать меньше игр.

– Бывали матчи, перед которыми вы не могли заснуть, обдумывая и переживая?

– Конечно, бывали. В голове постоянно прокручиваешь какие-то варианты, где-то до конца не определился со стартовым составом. Уже в день игры, иногда часов за 7-8 окончательно решал по каким-то позициям. Ночью же продолжаешь думать о каких-то сильных и слабых сторонах соперника. Нормально заснуть не всегда получалось. То же самое и после матчей – практически никогда не мог сразу уснуть. Могу сказать больше – после игр часов до 5-6 утра я почти всегда не спал, а уже утром довольно рано приезжал на стадион. Была большая аналитическая работа, матчей было много, нужно было постоянно над чем-то работать. Опять же вечером, приходил после тренировок домой, часа на 3 погружался в работу. Сколько я спал в среднем сказать точно не смогу, но точно меньше, чем хотелось бы.

– Работа тренера очень нервная. Нашли какой-то способ для себя, как расслабляться и отходить после тяжелых матчей?

– Я старался просто отключаться от всего того, что происходит вокруг, не воспринимать тот поток информации, который только усиливался ближе к играм, когда начинается ажиотаж, много информации в прессе. После игр тоже старался не отвлекаться на информацию в СМИ, от того что происходило вокруг, всё анализировал самостоятельно.

– Сидите ли вы в социальных сетях?

– Ни в одной из социальных сетей меня нет. Конечно, до меня иногда доходили какие-то вещи, хорошие или плохие. Сам я не погружался во всё это, понимая, что это может только мешать сосредоточиться на футболе.

– Кто поддерживал вас сильнее всех после неудач? Семья, руководство, может быть, сами футболисты что-то подходили и говорили?

– Я всегда, в первую очередь, чувствовал поддержку своей семьи, родителей. Они всегда очень сильно за меня переживали, иногда, может быть, даже чересчур. Большое спасибо руководству, которое всегда поддерживало при хороших и не очень результатах. Все с пониманием относились к тому, что происходит. Неудачи, которые у нас случались, мы старались пережить все вместе и двигаться дальше. Спорт, футбол в частности, тем и хорош, что можно за один матч изменить всё негативное в хорошую сторону, или же наоборот. Люди становились чемпионами Англии со своими командами, а в следующем сезоне в первом круге их уже увольняли. Это жизнь тренера, и нужно к этому относиться с пониманием.

 

 МОЛОДЕЖНАЯ КОМАНДА ДОЛЖНА ГОТОВИТЬ КАДРЫ ДЛЯ ГЛАВНОЙ

– Вы работали в молодежной команде «Уфы» в сезоне 14/15, помните оттуда сильных ребят с потенциалом?

– Игорь Безденежных тогда только начинал, он был младше всех в команде на год-два, он себя неплохо тогда проявлял. Вообще там была хорошая команда, другой вопрос, что им не хватало немного опыта игр с такими соперниками, как молодежки «Спартака», «Локомотива» и другими ведущими коллективами России. Много было хороших футболистов в той команде – Артур Шайбеков, Эрик Салихов, Сергей Кречетов, сейчас они все работают тренерами в структуре ФК «Уфа», многие другие могли тоже заиграть на профессиональном уровне. Игорь Безденежных, кстати, после того сезона отправился на юношеский Евро-2015, где выступил удачно и стал серебряным призером турнира.

 

– На ваш взгляд, чего не хватает Игорю, чтобы закрепиться в основном составе «Уфы» сейчас?

– Ему не хватает стабильности. У него есть хорошие моменты, хорошие матчи. Но нужно понимать, что ниже определенного уровня футболист опускаться не должен, потому что в любой команде очень высокая конкуренция. Чтобы закрепиться в составе, нужно этот самый уровень держать, и тогда всё у Игоря должно получиться.

– В чём отличается работа главного тренера во взрослой команде и в молодой? Может быть, молодежи нужно какие-то вещи совсем по-другому объяснять или делать упор на что-то другое?

– Изначально специфика работы с молодежью подразумевает подготовку кадров для главной команды. Мы понимаем, что те 15-20 игроков, что есть в молодежном составе не будут все играть в Премьер-Лиге. Это будет успехом, если из них хотя бы один-два человека закрепятся в главной команде. Молодым нужно больше уделять внимание в индивидуальной и тактической работе. А затем мы должны постепенно подводить их ко взрослому футболу, объяснять требования, которые там необходимы. Результат в молодежном первенстве уходит на второй план. Все-таки команда может стать чемпионом, но не дать ни одного футболиста в основу. А другая молодежка заняла 8-е место, и в следующем сезоне из нее уже парочка футболистов выступают в главной команде РПЛ. Как по мне больший успех будет именно во втором случае. Во взрослом футболе же на первое место всегда выходит именно результат.

– В чем разница именно в управлении коллективами на взрослом уровне и молодежном?

– Нужно понимать, что во взрослой команде все футболисты довольно состоявшиеся, амбициозные люди, добились чего-то в своей жизни, как в спортивном плане, так и в личном, у них есть семьи, дети. И к ним нужен определенный индивидуальный подход к каждому – с одним поговорить, на второго накричать, третьего просто проигнорировать. Молодежь же представляет один пласт социума, их нужно научить тренироваться, профессионально относиться к своим обязанностям. Нужно понимать, что процесс перехода во взрослый футбол – это большая проблема всего российского футбола. Талантливые ребята есть в каждой команде, но в какой-то момент они теряются и исчезают.

– Игорь Дивеев еще в том сезоне был футболистом молодежки, при Вас он перешел в основную команду, а затем дебютировал в матче с «Зенитом». Причем произошло это на фоне слухов об интересе к его персоне со стороны лондонского «Арсенала». Было ли в вашем решении выпустить его в основе некий маркетинговый ход и почему именно на «Зенит»?

– Не было ничего такого, я хорошо помню подготовку к этому матчу. Мы часов за 6-7 до игры принимали решение по нему. На тот момент, на мой взгляд, Игорь был не хуже своих конкурентов, поэтому я смело поставил его в основной состав. Я понимал, что «Зенит» – клуб с большим именем, и Игорю будет непросто. Но мной было принято окончательное решение, и Дивеев дебютировал именно в этом матче. Какая у него была установка? Я больше пытался его успокоить перед игрой, подвести к игре. До матча говорил, что в какой-то из ближайших игр он появится на поле, чтобы он сам понимал, что его дебют не за горами. За пару туров до «Зенита» перед игрой с «Краснодаром» он, например, впервые с командой заехал в отель. Но разговоры – это одно, а факт попадания в стартовый состав - другое. У любого молодого футболиста, который дебютирует в команде, всегда примерно одинаковая картина – волнение, так было и у Игоря.

– В этом году на товарищеский матч с «Оренбургом» вы взяли из «Уфы-2» Валентина Виденеева и Андрея Власова. Почему именно они, и какие их перспективы?

– Мы просматриваем очень много матчей молодежного состава: гостевые по возможности, а домашние практически все. Эти футболисты на тот момент показывали более цельную игру, к тому же у нас много сборников тогда отсутствовали. Я не сожалею об этом решении, все должны понимать, что молодежный состав всегда под пристальным вниманием тренерского штаба главной команды. Любой футболист молодежки может выйти через месяц-два в основе, всё зависит от самого игрока, от его работы.

– Видите ли Вы проблему в увлечении молодыми футболистами компьютерными играми, сильно ли это мешает игрокам развиваться?

– К этому явлению я отношусь сдержанно. Как какая-то форма досуга это имеет место быть. Но иногда, у молодых людей особенно, идет какой-то перекос – либо мы чем-то совсем не занимаемся, либо с утра до вечера проводим время за этим. Если человек увлечен киберпространством, и все свое время проводит там, это неправильно и опасно для здоровья, тем более для молодого человека. Это негативная сторона, и здесь должна быть помощь старших товарищей.

 

РАБОТА ГЛАВНОГО ТРЕНЕРА И ПОМОЩНИКА – АБСОЛЮТНО РАЗНЫЕ ВЕЩИ

– 13 мая был легендарный матч с «Тосно», уже тогда Вы понимали, что Сергей Богданович Семак покинет «Уфу»?

– Помню тот день, это было окончание сезона, очень радостно было, Лига Европы. Ни о чем другом и не думал, был уверен, что Семак останется в команде, будем готовиться к новому сезону в том же тренерском составе. Самое главное, что запомнил тогда – в тот день было принято решение о строительстве нового стадиона. Это для меня тоже было очень хорошей новостью. Когда мы ездим в другие города, по-хорошему завидуем тем командам, которые имеют такие современные арены, особенно после чемпионата мира. Мне всегда хотелось, чтобы в Уфе тоже был такой стадион.

– Готовились ли сами подсознательно к тому, что предложат кресло тренера именно Вам? И в какой момент прошли самые первые переговоры?

– Конкретного ничего не было, чтобы мне кто-то говорил «готовься, ты будешь главным тренером». Но различные разговоры ходили, к этому относился спокойно. Понимал, что между разговорами и подписанием контракта иногда огромная пропасть. Узнал, что всё серьезно буквально за сутки до подписания контракта. Уже тогда понимал, но мне еще предстоял разговор с генеральным директором, поэтому я не был на 100 процентов уверен, что всё случится. Вообще почти две недели после ухода Семака, у «Уфы» не было тренера, и вообще многое было непонятно. Александр Низелик и Мария Бурова тоже не сразу же ушли. Здесь было всё в таком подвешенном состоянии, в том числе у меня, кто будет главным тренером, кто помощниками? Мы все были на связи и единственное, что у нас было – дата выхода команды на первую тренировку, да и то она могла измениться, если бы был другой главный тренер.

– Как строится общение футболистов с тренерским штабом? Понятное дело, есть главный, а есть его помощники, изменилось ли отношение к Вам после того, как у Вас появилась новая должность?

– Конечно, изменилось. Отметил для себя – раньше со мной футболисты больше общались один на один, и эта инициатива, как правило, шла от игроков. Это такая незаметная работа помощника, которая очень нужна. Многое должно идти изнутри, ведь не всегда тренерский штаб имеет возможность оценить эмоциональный фон футболистов. Да и свое физическое состояние никто лучше игроков не знает. Плюс различного рода мелкие повреждения. Вся эта информация аккумулируются и доводятся до главного тренера через помощников, и это очень помогает, потому что футбольный клуб – это живой организм, здесь всё меняется каждые полчаса. Когда я стал главным тренером, такого личного общения стало меньше, за меня эту функцию хорошо выполняли помощники. Футболист не всегда скажет что-то главному тренеру, а с помощником поделиться может.

– Вы получили в помощники очень молодых тренеров в лице Николая Сафрониди и Артура Шайбекова. Видели, как проходил их прогресс?

– Конечно, это колоссальная школа. Глядя на них, я вспоминал свои первые тренировочные дни, когда мы только начинали играть во Второй Лиге. У них есть огромное желание учиться, работать и помогать, они сильно прибавляют. Я убежден что «невозможно научить, можно только научиться». Можно человеку что угодно говорить, но, если он сам не хочет прогрессировать, у него никогда ничего не получится. Николай Сафрониди, например, уже подсознательно был готов к тренерской работе, потому что у него было несколько вариантов продолжения игровой карьеры. Его обязанности? Наш тренерский штаб всегда отличался тем, что каждый тренер охватывает много позиций, узкая специализация есть только у Юрия Перескокова, который занимается вратарями. Все остальные участвуют в планировании тренировочного процесса, его обсуждении, реализации, анализа игры своей и соперника. Сафрониди и Шайбеков – полноправные члены тренерского коллектива, имеющий право голоса, и они выполняли все задачи, которые перед ними стояли.

 

АДАПТАЦИЯ БИЗЯКА НЕМНОГО ЗАТЯНУЛАСЬ

 - Насколько важным было ваше слово в летней селекционной кампании «Уфы»? Расскажите, как именно приобретались наши новички?

– По Круговому вопросу решался еще при Сергее Семаке. Я тогда был помощником, говорил свое мнение, что он качественный футболист, молодой, с учетом лимита на легионеров важно, что он русский, плюс играет на очень дефицитной позиции левого защитника.

– Ловро Бизяк?

– Не секрет, что мы делали акцент на поиске нападающих. Постоянно просматривали очень большое количество футболистов, многих приходилось отсеивать. При подготовке к игре с «Домжале» обратили внимание, что у них есть хороший нападающий. Затем, когда увидели его вживую, поняли, что он действительно хорош, стали более целенаправленно его вести. Я считаю, что Бизяк – удачное приобретение, но у него затянулся период адаптации. Он делает много правильных вещей, адекватно воспринимает тренировочный процесс, но ему не хватает голов. У него много пограничных с голом моментов, почти в каждом матче он мог забивать, но где-то ему не хватало удачи. Думаю, что его должно прорвать, и он будет приносить пользу «Уфе».

– Оливье Тилль?

– С ним примерно то же самое. При подготовке к «Прогресу» обратили внимание на братьев Тиллей (Себастьян, брат Оливье, продолжает играть в «Прогресе»), которые ведут всю игру в центре поля. С нами они оба матча сыграли очень ярко. Я рад, что Оли с нами, думаю, что у него большое будущее. И в отличие от Бизяка он сразу с первых матчей начал проявлять свои лучшие качества.

– Азер Алиев?

– Здесь ситуация была на флажке трансферного окна. После игры с «Рейнджерс» приняли решение расстаться с Ваней Обляковым, который был на тот момент безоговорочным игроком основы. В срочном порядке нужно было пытаться приобрести футболиста, где-то похожего по стилю на Облякова. Решение по Алиеву приняли очень быстро, буквально за день. На мой взгляд, Азер – очень перспективный футболист, у него есть потенциал, который он будет его развивать. Алиев и Тилль – конкуренты, и я не могу сказать, что именно Азер – замена Облякову. Надо учитывать, что Алиев может играть на позиции крайнего защитника, полузащитника, он универсал.

 

СТАРАЛСЯ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СИЛЬНЫЕ СТОРОНЫ КАЖДОГО ФУТБОЛИСТА

– Вы 4 матча, начиная с игры с «Динамо», на посту главного тренера провели в деловом костюме, хотя до этого на матчах были исключительно в тренировочных…

– Никогда не акцентировал внимание на своем внешнем виде на тренерской скамейке. Просто выходил всегда в том, в чём мне было удобно. На тот момент я посчитал, что нужно было что-то поменять, потому что до этого мы уступили «Краснодару». То же самое и после матча с «Рейнджерс», когда я решил вернуться к тому, что было. Все футболисты суеверные, тренеры тоже. Есть ли у меня приметы на фарт? Они незначительные, бытовые мелочи, которые есть у каждого тренера, чего-то серьезного, ритуалов никаких нет.

– Ответный матч с «Рейнджерс» – самый крутой в вашей карьере?

– Очень неоднозначная игра получилась. Вообще противостояние с шотландцами я рассматривал именно как два матча. Я понимал, что «Рейнджерс» в гостях и дома – это две разные команды. Задача в Глазго была не проиграть крупно, чтобы всё не решилось в первом матче. Я был уверен, что в Уфе мы будем выглядеть по-другому, в плане агрессии, тактического рисунка. В принципе, первая игра удалась, жаль, что не удалось забить, ведь были у нас хорошие моменты у Живоглядова и Пауревича. Игра в Уфе началась для нас обескураживающе, пропустили быстрый гол, который предопределил течение матча. Но мы отыгрались, создавали моменты, а затем были удаления. Я считаю, что ключевым моментом был эпизод у Вани Облякова, когда он вышел один на один и не попал по воротам. Мы с ним потом долго разговаривали, разбирали этот момент. Я думаю, забей тогда Иван, мы бы дожали «Рейнджерс», тем более Табидзе в концовке забил абсолютно чистый гол, а судья его отменил непонятно почему. Мы очень много били по воротам в том матче, мяч в штангу несколько раз попадал, это была сверхэмоциональная игра, и нам чуть-чуть не хватило, чтобы выйти в групповой этап. Я думаю, что мы были не хуже, чем «Глазго Рейнджерс».

– После еврокубков у «Уфы» пошел серьезный спад в чемпионате. Из-за чего это произошло?

– Я бы нынешний сезон разделил на два периода. Первый – июль-август, когда за 40 дней мы провели 12 матчей. Второй этап – с 10 сентября, когда мы начали полноценный тренировочный недельный цикл для подготовки в чемпионате. Каждый из них стоит оценивать отдельно. В летнем периоде мы первые 6 матчей вообще не проиграли, затем уступили в ничейной игре «Краснодару». Там еще были матчи с топовыми «Зенитом» и «Локомотивом», плюс гостевые встречи с «Динамо» и «Ахматом», которые для нас являются играми повышенной сложности. Был очень насыщенный график, мы просто не привыкли играть в таком режиме, и мы это видим прямо сейчас на примере российских грандов, которые не могут пройти еврокубковый путь без спадов. Если же брать второй период – по игре мы выглядели довольно неплохо, регулярно набирали очки. К сожалению, было очень много ничейных результатов, которые и определяли наше место в турнирной таблице, эти ничьи не позволяли подняться нам выше.

– Несмотря на серию неудачных игр, многие специалисты отмечали, что футбол, который ставит Сергей Томаров «Уфе» – осмысленный. Так какова была ваша тренерская философия в «Уфе»?

– Всегда старался отталкиваться от тех футболистов, которые есть у нас, использовать сильные качества того или иного игрока. Много работали над командными взаимодействиями. Я постарался взять всё лучшее, что было до меня у главных тренеров в «Уфе» и привить свое видение игры – хотелось создавать большее количество опасных моментов. Многие матчи, особенно домашние, мы должны были выигрывать, если исходить из логики игры, но это футбол. Некоторые моменты, в которых мы не забивали, до сих пор не поддаются какому-либо объяснению.

– Кто из современных или уже тренеров прошлого является для вас образцом?

- Я бы выделил из всего ряда тренеров Сэра Алекса Фергюсона и Арсена Венгера, потому что они долго работали со своими командами. Я больше консервативный человек в этом плане, мне нравится, когда люди преданы одному клубу очень долго, такие как Джеррард, Тотти, Терри. К сожалению, такие примеры с каждым годом становятся всё менее актуальными, да и срок работы главного тренера в командах сокращается с каждым годом.

 

НУЖНО ВОСПИТЫВАТЬ В ФУТБОЛИСТЕ ПЕРСОНАЛЬНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

– Принято считать, что в «Уфе» – самая дружеская атмосфера, на ваш взгляд, за счет чего или кого это создается?

– Это очень сложный процесс. Вспоминаю самый первый сбор в 2011-м году в Кисловодске, там было около 50 человек, футболисты приезжали-уезжали, шло формирование команды. Мы иногда перед тренировкой не знали точное количество футболистов. Постепенно происходило становление коллектива, формировался костяк, вокруг него мы старались подбирать игроков не только по игровым качествам, но и по личностным. Футболисты ведь – очень сложные люди, все амбициозные, все хотят играть. В любом коллективе есть недопонимание, так как на поле выходят 11 футболистов, поэтому всегда есть недовольные. Если они адекватно к этому относятся, и это их подстегивает к тренировочной работе более высокой интенсивности – это одно. Если же это выходит на какие-то претензии, то другое. Сейчас, если мы ищем нового игрока, но он не подходит к нам по человеческим качествам, мы его не подпишем. У нас есть лидеры, которые доказывают своим примером, что они не дадут расслабиться и проявиться чему-то негативному. Это Павел Аликин и Азамат Засеев, которые давно в команде, Боян Йокич, Саша Беленов. В общем, футболисты постарше, с опытом и авторитетом.

– Со стороны казалось, что вы достаточно мягкий тренер. Гончаренко наказывал за опоздания, Семак – за мат, а у вас какие-нибудь наказания были?

– Да, у нас тоже была система штрафов, но другое дело, что в «Уфе» сложился такой коллектив, в котором штрафы практически не требовалось. Правильнее воспитывать в футболисте персональную ответственность, чтобы они не из-под палки понимали, а сами. Оштрафуем футболиста – и что дальше? Не факт, что он воспримет это адекватно и перестанет нарушать, всё это условно. Самое главное, чтобы не было всеобщего бардака в отношении к играм, тренировкам, болельщикам. Этого не наблюдалось, поэтому не было необходимости что-то дополнительно вводить.

– Футболисты слушают музыку по дороге на стадион, в раздевалке, настраиваются, таким образом, на игру. А какой настрой у тренеров перед матчем?

– Я очень серьезно готовился к игре. Продумывал различные варианты развития событий, замены, варианты изменения тактической схемы, рисунка игры, в зависимости от того, как будет складываться игра. Эти моменты помогали мне сконцентрироваться на матче. Например, мы забили в первые 15 минут или же пропустили гол, что можно изменить в этом случае, за счет чего? Вот эти моменты я постоянно прокручивал у себя в голове, старался охватить как можно больше вариантов. Для принятия решений на скамейке не так много времени, там нужно действовать очень оперативно. Тренер должен быть готов ко всем возможным изменениям, которые могут произойти. Для меня именно это – настрой и подготовка к матчу. Футболистам такое не требуется, у них у каждого есть всего 7-10 типичных именно для его позиции игровых эпизодов, в которых он должен проявить свои лучшие качества. Я же последние два дня перед игрой старался готовиться именно так. Что касается времени на стадионе – иногда я отвлекался, ходил и смотрел разминку, мог с кем-то пообщаться из персонала. Но как-то специально себя отвлечь я не старался, был сконцентрирован на матче.

 

В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ ЛЮБЛЮ ЧИТАТЬ И ИГРАТЬ В ШАХМАТЫ

– Вы первый воспитанник башкирского футбола, который стал главным тренером команды на таком уровне. Как думаете, в перспективе, когда может случиться пришествие еще одного башкирского тренера на пост главного, и есть ли такие кандидаты в школе ФК «Уфа»?

– На самом деле, ничего такого в этом я не вижу. Все те, кто сейчас работает в структуре ФК «Уфа», имеет шанс добиться того, что он хочет. Я не скажу, что профессия детского тренера не такая амбициозная, она, наоборот, очень важна. Есть те, кто хочет добиваться успехов на этом поприще, другие желают прогрессировать в профессиональном футболе. Самое главное, чтобы у тренера была любовь к профессии, огромное желание прогрессировать, постоянно совершенствоваться. Сейчас много средств обучения – это интернет, специальная литература, можно спокойно поехать на стажировки. Самое главное было бы желание у тренера, а шансы есть у всех.

– Нам известно, что вы хорошо играете в шахматы. Играли с кем-то из руководства, футболистов в шахматы, был ли кто-нибудь сильнее вас?

– Когда играли во Второй Лиге были очень длинные сборы, которые шли 4-5 месяцев. Чтоб эмоционально разгрузить футболистов, мы устраивали турниры по шахматам, было интересно. А лучше всех у нас играл врач Валерий Рубенович. Сейчас я больше играю со своими детьми, которым по 7 лет. Для своего возраста они играют довольно хорошо. Я очень люблю эту игру, она очень глубокая. Наряду с чтением книг, шахматы – одно из любимых времяпрепровождений.

– Помогло ли вам умение играть в шахматы в футболе? Всё-таки и там, и там – тактика, расстановка?

– Прямой связи, наверное, нет. Но я думаю, что на мое мировоззрение эта игра оказала серьезное влияние. Меня в шахматы в 5 лет научил играть дедушка, и у меня никогда не было проблем с математикой. Эта дисциплина давалась мне легко и доставляла удовольствие. Стараюсь привить любовь к этому виду спорта и своим детям, у меня их трое. Двое пошли в первый класс, Ксюша и Никита, есть еще маленькая дочка, Дарья, ей 2 года, она активно развивается, растет и радует родителей.

– Правда ли, что ваши дети не пользуются гаджетами и не смотрят телевизор? Почему?

– Частично правда. Я стараюсь, чтобы они пользовались гаджетами и смотрели мультфильмы дозированно. И смотрели именно то, что, на мой взгляд, может повлиять на их развитие в положительную сторону. Сейчас много всего негативного, та же реклама. На данном этапе мне удается их оградить от всего плохого, но они входят в такую социальную среду, как школа, и влияние одноклассников и общества на них уже присутствует. После того как я покинул пост главного тренера, занимался, в основном, семьей. Как такового отпуска у меня не было, на море отдыхать не ездил, практически всё время провожу в Уфе, помимо того, что ездил на плановую сессию в Высшую Школу тренеров.

– Планируете ли вы вместе с детьми встретить новый год? Есть ли у вас какие-то традиции в семье относительно этого праздника?

- Конечно. Практически всегда мы встречаем Новый Год в кругу своей семьи, обязательно поставим ёлку. Дети будут загадывать какие-то желания. Будут и подарки, всё-таки в этот праздник должно быть волшебство.

– Уже сейчас, по происшествию времени, если бы вы взвесили все за и против, вы бы еще раз приняли решение возглавить «Уфу»?

– Да, я бы согласился.

Категория: Команда
Партнеры клуба
fond
bash auto 250
sinatra
 
Технический партнер
Joma
Питьевой спонсор 
redgorka